09:57 

Русский духовник старца Паисия

Позывной ~Любочестие~
У всемирно известного Афонского старца Паисия Святогорца был русский духовник – старец Тихон (Голенков; 1884–1968). Возможно, поэтому геронда Паисий и явил миру удивительный благородный сплав высокого афонского подвижничества и традиции старчества, точно привитой ему от русских широт его русским духовником.

Чудеса аскетизма

Они познакомились, когда отец Паисий жил в Эсфигмене. Подвизаясь в Иверском скиту, Паисий Святогорец избрал отца Тихона своим старцем, регулярно приходил к нему в келью, чтобы видеть его и решать недоуменные вопросы.

– Когда ты примешь великую схиму? – часто спрашивал его отец Тихон.

По слову старца отец Паисий согласился стать великосхимником. 11 января 1966 г. в Ставроникитской каливе Честного Креста от честных рук батюшки Тихона отец Паисий принял великий и ангельский образ.

О старце Тихоне известно, что родился он в 1884 г. и был родом из Сибири, села Михайловка. В возрасте 24 лет приехал на Святую Афонскую Гору, где провел 60 лет в непрестанном великом подвиге покаяния и молитвы. О себе старец совсем не заботился. Он ничего не боялся, потому что имел великий страх Божий.

Митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий: «Это был замечательный русский подвижник. В этом старце, который 60 лет прожил в пустыне, было столько смирения! Его язык – смесь церковнославянского, русского, греческого – какой-то эсперанто. Но душа… Его глаза мне не забыть! Такое смирение бесконечное, такая любовь! Такая чистота души! Такая радость, которая осталась в моей душе от встречи со старцем Тихоном…»

«Старец достиг такого духовного состояния святости потому, что очень полюбил Христа, смирение и бедность», – пишет о своем духовнике отец Паисий. Это то, к чему всю свою подвижническую жизнь он и сам будет стремиться. А о чудесах аскетизма своего старца он вспоминает так:

«Каждое Рождество старец покупал себе одну селедку, чтобы все радостные дни святок проводить с разрешением на рыбу. Однако скелет от нее он не выбрасывал, а подвешивал на бечевке. Когда приходил Господский или Богородичный праздник и разрешалась рыба, он кипятил в пустой консервной банке немного воды, два или три раза окунал скелет селедки в воду, чтобы вода начала немного пахнуть, и затем бросал в нее немного риса. Так он соблюдал разрешение на рыбу и осуждал себя за то, что в пустыне даже рыбный суп ест! Скелет он затем опять подвешивал на гвоздь до следующего праздника, вываривал, пока тот не становился белым, и только тогда выбрасывал».

Что сказала тебе Матерь Божия?

Самого старца Тихона можно было бы назвать прямым наследником преподобного Серафима Саровского. Ко времени знакомства их с отцом Паисием он пришел уже в ту меру, когда каждый день года для него пасхален. Постоянно из его уст слышно:

«Слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже».

При этом еще всем и советует: «Будем говорить «слава Тебе, Боже» не только тогда, когда нам хорошо, но и тогда, когда к нам приходят испытания, ибо Господь попускает их как лекарство для души».

За 10 дней до кончины старец Тихон попросил своего послушника Паисия перейти к нему в келью Честного Креста. Отец Паисий пишет: «Эти последние 10 дней, которые я провел рядом с ним, были для меня величайшим Благословением Божиим, потому что я получил пользу большую, чем когда бы то ни было. Ведь мне была дана благоприятная возможность немного пожить его жизнью и узнать его лучше… Последнюю ночь он непрерывно в течение трех часов держал свои руки на моей голове, благословлял меня и давал мне последнее целование.

…В один из последних дней его жизни я вышел, чтобы принести ему немного воды. Когда, вернувшись, я открыл дверь и вошел в келью, он вдруг посмотрел на меня с удивлением и спросил:
– Ты святой Сергий?
– Нет, старче, я Паисий.

– Только что, дитя мое, здесь была Божия Матерь, святой Сергий и святой Серафим. Куда они пошли?
Я понял, что что-то произошло, и спросил:
– Что сказала тебе Матерь Божия?
– Пройдет праздник, и Она меня заберет.

То был вечер накануне Рождества Божией Матери, 7 сентября 1968 г. по старому стилю, и через три дня, 10 сентября, старец упокоился о Господе. Заранее узнав о своей кончине, он своими руками приготовил себе могилу и поставил крест, который тоже сделал сам, и написал на нем, прозревая время своей кончины, следующее: «Грешный Тихон, иеромонах, 60 лет на Святой Горе. Слава Тебе, Боже».

Cвоему «сладкому Паисию», как он его называл, старец оставил благословение и обещание навещать его каждый год. «Мы с тобой, дитя мое, – говорил старец Тихон, – будем иметь дорогую любовь во веки веков».

Митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий: «Отец Тихон сказал: «Ну вот, сынок, если ты останешься у меня тут – в келье Честного Креста, я буду навещать тебя после моей смерти».

Я спрашиваю отца Паисия: «Исполнил свое обещание старец Тихон?» – «Ты очень любознательный», – отвечает он».

Россия несет епитимью от Бога

Старец Тихон очень скорбел о душах, страдавших от безбожной власти в России. Он говорил отцу Паисию со слезами на глазах: «Дитя мое, Россия еще несет епитимью от Бога, но все переживет».

Это молитва старца Тихона, которую он написал с великой скорбью и многими слезами и которую посылал страждущим душам в Россию подобно бальзаму из удела Божией Матери: «Слава Христовой Голгофе!

О Божественная Голгофа, освятившаяся Кровью Христовой! Просим тебя, скажи нам, сколько тысяч грешников Благодатью Христовой, покаянием и слезами ты очистила и ввела в Брачный Чертог рая! О Христе Царю, Своей неизреченной любовью и благодатью Ты наполнил кающимися грешниками все небесные дворцы. Ты и здесь, долу, всех милуешь и спасаешь. И кто может достойно возблагодарить Тебя, даже если бы имел ангельский ум! Грешники, поспешите. Святая Голгофа открыта, и Христос благоутробен. Припадите к Нему и облобызайте Его святые ноги.

Только Он, будучи благоутробным, может исцелить ваши язвы! О! Мы будем счастливы, когда многоблагоутробный Христос удостоит нас с великим смирением, страхом Божиим и горячими слезами омывать Его пречистые ноги и с любовью лобызать их. Тогда благоутробный Христос соблаговолит омыть наши грехи и откроет нам двери рая, где в великой радости вместе с Архангелами и Ангелами, Херувимами и Серафимами и со всеми святыми мы будем вечно славить Спасителя мира, Сладчайшего Иисуса Христа, Агнца Божия, вместе со Отцем и Святым Духом, Единосущную и Нераздельную Троицу.
Иеромонах Тихон, Святая Гора».

Чем больше веру угнетают, тем она сильнее

Старец Паисий и сам молился о России. Русским он отводил особую миссию – взятие Константинополя. «Константинополь возьмем назад, – говорил он соотечественникам-грекам, – но не мы. Мы из-за того, что опустилось большинство нашей молодежи, не способны на такое…»

О вере русских старец Паисий рассказывает на примере посещения его одним нашим соотечественником: «Помню, как пришел ко мне в каливу один русский из Владивостока… Он дал обет пойти пешком на Святую землю. Когда он пришел к владыке за благословением, тот сказал ему:
– Ну куда ты пойдешь пешком?!

Поэтому сначала он пошел в Загорск, в монастырь, и взял благословение у одного старца. На Пасху он вышел пешком из Загорска и в октябре пришел в Иерусалим. По 70 км в день отшагивал. Потом из Иерусалима он пешком пришел на Святую Гору и собрался опять идти в Иерусалим. В нем было действительно божественное рачение, он жил в другом мире. Он знал немного по-гречески, и мы друг друга понимали.

– Я думал, – сказал он мне, – что встречу там антихриста и стану мучеником, что он мне голову отрежет! Но не было его там! Сейчас снова пойду в Иерусалим и за тебя поклон положу перед Гробом Господним, а ты мое имя поминай.

Вскочил он и положил земной поклон, чтобы показать мне, как он это сделает и как стукнется головой о камень! В нем было видно пламя. А так, как путешествуют на Святую землю другие – для туризма и без благоговения, – лучше туда не ездить».

Когда старца Паисия еще до прославления сонма новомучеников и исповедников Церкви Русской спрашивали об изживании периода тоталитаризма, он отвечал: «Сколько мучеников явится из числа тех, кто сохранил свою веру при тоталитарном режиме! Один русский, живя на чужбине, наконец побывал в России, и он мне рассказывал: «Ко мне подошла одна бабушка, которая знала меня давно, и спросила: «В этом пальто ты ездишь на Афон?» «В этом», – ответил я. У нее на глазах появились слезы, она взяла пальто и стала, бедная, его целовать, чтобы получить благословение». Видишь, вера, чем больше ее угнетают, тем она сильней. Она как пружина…»

В память о своем духовнике отец Паисий как-то по-особому переживал то, что происходило с Россией, старался утешить русских, приезжавших к нему.

Покров

@темы: Паисий Святогорец

URL
   

На волне смирения

главная